"Родная колыбель – Джурин" - так называется книга, вышедшая примерно полгода назад в харьковском издательстве "АТОС" на украинском языке.
   Издание состоит из 31 главы, в которых автор Александр Горобец, уроженец Джурина и бывший главный редактор "Правды Украины", в очень увлекательных зарисовках и рассказах знакомит читателя с историей местечка, возникновением его названия, а также с его жителями: нынешними и бывшими, украинцами и евреями.
   Работая над книгой, автор проделал большую исследовательскую работу. Например, анализируя версии этимологического происхождения названия Джурин, он не только апеллирует к термину "джура" - оруженосец, но и предлагает читателю аллюзии с Шотландским островом "Jura", где знаменитый писатель Джорж Оруэлл написал свой роман "1984", а также другими географическими названиями.
   Почти в каждой главе упоминаются евреи-джуринчане, а три главы книги полностью посвящены еврейской истории местечка. С большой теплотой автор вспоминает односельчан-евреев, подчеркивая их дружественные отношения с украинцами.
   "Припоминаю, что мои родители поддерживали довольно дружные отношения с семьей Нухима и Сарры, которые жили в местечке, – вспоминает Горобец. - ... Когда в нашем доме случалось материальное затруднение, мать всегда говорила, что пойдет к Нухиму и Сарре, потому что лучше них никто не поможет. Старые евреи всегда приходили на выручку..."
    Подробную историю о нечеловеческой депортации буковинских евреев в, так называемую, Транснистрию, и о тяготах жизни в джуринском гетто, автор приводит в воспоминаниях моей бабушки Лидии Трактирщик.
    "Я родилась в Кымпулунге, в небольшом живописном городке в Румынии. В 1941 мне было 18 лет. 28 октября 1941 года вышел приказ выслать всех евреев из нашего города.
    Одну из наших 5 комнат сразу занял начальник полиции. Он сказал, что все вещи в квартире должны остаться нетронутыми и можно взять только самое необходимое по 25 кг на человека.
   Всю ночь я упаковывала то, что можно было взять. А на утро на станции нас ждал товарный вагон для транспортировки скота. Папа заплатил рабочим, и его очистили от навоза.
   Вот в этом битком набитом людьми вагоне без окон, без воды и туалета нас заперли и так мы ехали трое суток до Атак. В пути люди сходили с ума, умирали. Когда мы прибыли в Атаки, узнали, что всех местных евреев убили.
    Мы видели в разграбленных домах надписи на идиш "Евреи, прочтите по нам Кадиш!" и "Отомстите за нас!"
По сути, все держалось на мне одной: папа был после операции, мама сердечно больной, еще сестра-инвалид и 9- летний братик. Я единственная, кто мог нести вещи и что-то делать. Нужно было срочно перебраться через Днестр в Могилев-Подольский.
Мост был разрушен. Паром был всего один, а людей на берегу стояло столько, что глазами нельзя было охватить. Папы курил, и за папиросы паромщик перевез на тот берег без очереди.
Была страшная холодина. Нужно было искать ночлег и укрытие, - всех евреев сгоняли в лагерь. На несколько ночей удалось снять комнатку, за которую мы платили по 40 марок в сутки.
А потом папа нашел немца с машиной, который согласился перевезти нас в Джурин. Папа тогда отдал свои швейцарские часы "Омега" и мое золотое кольцо.

      Так мы попали в еврейское местечко. Там был раввин Каральник, который нас приютил. Нас поселили в маленькой комнате без печки. А морозы были все страшнее, наступала та самая холодная зима 1941. А на мне только туфли.
       Мы смастерили маленькую жестяную печку и топили ее. Я ходила с папой в лес за дровами, ноги мои были все в страшных ранах. Потом Кива, ставший в последствии моим мужем, предложил нам комнату в своем доме, более просторную, чем та, где мы жили раньше. Он был партизаном и помогал нам продуктами и деньгами.
Евреев, депортированных с Буковины, поместили в неотапливаемой джуринской синагоге. Люди умирали от холода, голода, тифа, у всех были вши. Трупы вывозили возами. Страшно вспоминать, что творилось. Я сама переболела тифом, но смогла выкарабкаться".
         Трогательно описывает Александр Горобец свою встречу с незабвенным Зиновием Гердтом, посетившим Джурин в 1991 году во время съемок фильма "Я Иван, ты Абрам" с его участием.
Примечательно, что, приблизительно, в то же время, без всякого согласовния еще две книги о местечке Джурин вышли на других континентах.
         Это трогательная автобиографическая "Повесть о пережитом" Якова Хельмера, изданная в Израиле и сборник живописных очерков "Джурин" Мориса Броншейна, увидевший свет в США.
Практически синхронно вышедшие на разных континентах книги, предмет которых небольшое местечко в Шаргородском районе Винницкой области подчеркивают фразу, которой Александр Горобец завершает свою книгу о Джурине: "Джурин – центр вселенной. И это аксиома".
Корреспонденту Агентства еврейских новостей, беззаботное детство которого прошло в этом замечательном местечке, трудно не согласиться с вышеозначенным утверждением.

 

14 августа 2009 // Ефим Джуринский, (АЕН)

 
Нравится

Яндекс.Метрика МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Рейтинг@Mail.ru